На главную страницу

ЛЕВ ЯФФЕ

1876, Гродно — 1948, Иерусалим

Получил традиционное еврейское образование в Воложинской ешиве (1891—1892); высшее образование — в Гейдельбергском и Лейпцигском университетах (1897—1901). Первые стихотворения Яффе появились в «Восходе» (1892), в 1902 г. вышел его сборник стихов «Грядущее» (Гродно, 1902), преимущественно на национально-палестинофильские темы. Итоговая книга русских стихотворений и переводов из новоеврейских поэтов вышла у Яффе очень поздно и представляет ныне крайнюю библиографическую редкость: «Огни на высотах» (Рига, 1938); переводы, предлагаемые ниже, отобраны для нашего сайта именно из этого издания. К сожалению, мы не можем пока достоверно установить, какие стихотворения переводились с иврита, какие с идиш, а какие, возможно, и с других языков, но есть надежда, что специалисты нам в этом помогут. О политической деятельности Яффе существует достаточно материалов, для нас же более всего важно его участие в русской культуре: он редактировал многочисленные издания на русском языке: в 1900 г. — сборник сионистских стихотворений «Еврейские мотивы» (Гродно), в 1915—17 гг. — газету «Еврейская жизнь» (совместно с А. Гольдштейном), в 1917—19 гг. был главным редактором издательства «Сафрут» в Москве, которое выпустило книгу «У рек вавилонских. Национально-еврейская лирика в мировой поэзии» (1917), литературно-общественные сборники «Сафрут» (вып. 1—3, 1918). Наиболее известно имя Яффе у русских читателей благодаря тому, что он выпустил (снабжая большинство переводов подстрочниками) прославленную книгу «Еврейская антология. Сборник молодой еврейской поэзии» (совместно с В. Ф. Ходасевичем, 1918). В 1919 году Яффе с семьей уехал на Ближний Восток, где 11 марта 1948 года погиб при взрыве бомбы, подложенной арабскими террористами. 14 мая того же года было провозглашено государство Израиль.


ИЦХОК ЛЕЙБУШ ПЕРЕЦ*

(1851—1915)

* * *

Чрез ночь и мрак
Подкрался враг,
Как темный шквал…
Но страж не спал.

       Он трубит в рог,
       И ночь дрожит.
       Борцов поток
       К стене бежит.

Подкрался враг,
Подходит враг,
И вспыхнул бой,
И поднят стяг.

       И грозен враг,
       И долог бой
       За край родной,
       За свой очаг…

За честь и край
Был бой жесток,
Кто победит,
Лишь знает Бог.

       Но страж не спал,
       Борцов, забывшихся во сне,
       Будил и звал,

Как бури весть,
Сберег он честь,
Служил народу и стране

Но горе стражу и позор,
Кто в свой дозор
Смежил во сне
Усталый взор

       И пробужден
       Под крик и стон
       В крови, в огне.


* Скорее с идиш. — Е. В.


ТЕОДОР ГЕРЦЛЬ*

(1860—1904)

ПОСВЯЩЕНИЕ

В легком ритме хоровода
Пусть забудется невзгода,

Пусть умчится горе прочь
В молодую эту ночь.

Но вербуйте в вихре пляски
Стройных дев для нашей сказки,

Нашей сказки, полной грез,
Аромата пышных роз:

Пусть поверят грезам странным,
Молодым, благоуханным…

И, как только ночь пройдет,
Заалеет небосвод,

И мечта в сердцах зажжется:
На Востоке день займется.


* Едва ли не с немецкого (?) — Е. В.


МОРРИС РОЗЕНФЕЛЬД*

(1861—1923)

СВЕТОЧИ МАККАВЕЕВ

Свечек ряд мерцающий,
Трепетно вещающий
       Сказки дней иных:
О железной твердости,
Мужестве и гордости —
       Мир чудес былых…

Я стою взволнованный,
Грежу очарованный
       Древним, странным сном…
Был еврей воителем,
Был он победителем…
       Верится с трудом!..

Мой народ, забыл ли ты,
Как из стали вылитый,
       Гордый, как король,
Жил в своей отчизне ты,
Был в расцвете жизни ты…
       О, как жгуча боль.

Свечки мягким трепетом,
Еле слышным лепетом
       Будят скорбь в груди…
Как огонь палительный,
В ней вопрос мучительный —
       Что же впереди?..


* Наверняка перевод с идиш — Е.В.


ИЗРАЭЛЬ ЗАНГВИЛЬ*

(1864—1926)

ПАМЯТИ ТЕОДОРА ГЕРЦЛЯ

Прощай, наш вождь. До капли сердца кровь
Ты отдал за мечту. И выпал стяг из рук.
Таков удел вождей. На плаху смертных мук
Ведет их ненависть, ведет их и любовь.

Что было смертного в тебе — уж нет,
Но дух прекраснейший в Израиле — не прах,
А пламя яркое, горящее в сердцах,
Несущее спасенье и расцвет.

Пред нами ты, живой, стоишь в борьбе
С венцом победы в угасанья час,
И смерть дарит бессмертие тебе.

Твой поднят стяг, твой факел не угас,
И в трауре, и в скорби возгласим:
Грядущий год — в тебе, Ерусалим!..


* Почти наверняка с английского. — Е.В.


АВРОМ РЕЙЗИН*

(1876—1953)

ЗЕЛЁНЫЙ ПРАЗДНИК

Пришел зеленый светлый праздник,
Хочу я домик наш хоть раз
Украсить зеленью душистой,
Но где найти ее у нас?..

Песок и пыль, и нет ни травки,
И нет ни деревца кругом…
Ищу их тщетно, и брожу я
За свежей веткой, за цветком…

За околицей, у соседей,
Там вид иной — поля, сады,
Пестрит цветник у каждой хаты,
Деревьев высятся ряды.

Гляжу на них, и ноет сердце,
Душа отравлена слезой…
К цветку ручонка протянулась,
В ушах звучит: «уйди, не твой!»

Я ухожу… Сияет солнце,
Сады и нивы золотя,
Цветы, деревья… Дальше, дальше,
Больное, жалкое дитя!


* Перевод с идиш — Е.В.


ЯАКОВ КАГАН*

(1881—1960)

НА ЗАРЕ

Вам утренний гул не встревожил сердец,
Вас луч не коснулся лазури, —
Вы спите, но ваших детей, наконец,
Отнимем для солнца и бури.

Их силой возьмем из родного гнезда
Для доли отцам непонятной, —
Невольно откроете очи тогда,
И гул вы услышите ратный,

Но свет ослепит вас потоком своим,
Вас гул оглушит непривычный…
Падете со стоном бессилья глухим
Вы в сон непробудный, обычный.

Но тщетно. Во мраке, без солнечных чар,
Покоя душе не вернете,
И будет душить вас безумный кошмар
В томительной, тяжкой дремоте.


* С иврита (скорее всего) — Е.В.


ШМУЭЛЬ ЯАКОВ ИМБЕР*

(1889—1942)

* * *

В тебе одном, мой край родимый,
Кто ищет, встретит жизнь и свет!
В тебе одном, мой край любимый,
Взошел надежды пышный цвет!

Его видал в пути я всюду,
В стране чудес и вещих снов, —
От дюн янтарных Тель-Авива
До Галилейских берегов.

Его видал я там, где в землю
Лилась кровавая роса, —
Его взрастила ширь Мерхавьи,
Хедеры темные леса…

В Мерхавьи видел я героев —
Шутя встречают смерть они, —
Свое чело благоговейно
Пред этим именем склони!..

С могил Хедеры новой жизни
Услышал трепет я и гул…
Навек забыло сердце отдых
С тех пор, как там я отдохнул.


* Почти наверняка с идиш (если не с польского) — Е.В.