На главную страницу

АННА АХМАТОВА

1889, Большой Фонтан, близ Одессы - 1966, Домодедово, Подмосковье

Единственный достоверно известный нам перевод Ахматовой, созданный еще до первой мировой войны, - шестистишие Рильке, опубликованное много лет спустя. В послевоенные годы (с начала 50-х и до самой смерти) опубликовала очень много поэтических переводов. Мария Петровых записала в своих черновиках воспоминаний: "В переводы лирических стихов Ан. Ан. не верила. Она ведь в переводе была буквалисткой. Она переводила много, но переводчицей никогда не была". Н. Я. Мандельштам во "Второй книге" выразилась еще конкретней: "Когда-нибудь соберут переводы Ахматовой, где не больше десяти строчек, переведенных ею самой, а все остальное сделано, с кем попало на половинных началах". Секретарь Ахматовой А. Г. Найман в газете "Книжное обозрение" категорически опроверг слова Н. Я. Мандельштам: "Утверждаю, что в приведенной вначале цитате слова Н. Я. "с кем попало" написаны несомненно со злым умыслом <...>. Обстоятельства жизни в те годы были таковы, что она в самом деле делилась работой, которую ей предлагали, со считанными близкими людьми, умеющими это делать и нуждающимися. Я уже писал, что к переводам, сделанным Ахматовой, следует относиться осторожно и во всяком случае не публиковать их среди ее собственных сочинений. Я переводил вместе с Ахматовой - Леопарди, Тагора, еще нескольких поэтов, - и я один их тех пяти, возможно, шести переводчиков, кто когда-либо переводил и за Ахматову. (Оговорюсь, что это "за" всегда до некоторой степени условно, ибо называть вполне моим перевод, в котором Ахматова поправила хотя бы строчку, я, строго говоря, не вправе.) Не смею говорить за остальных - Н. И. Харджиева и Льва Гумилёва, признавшихся в этом, и двух других, мне известных, но, естественно, им, так же как и мне, Ахматова отдавала весь до копейки выписанный на ее имя гонорар. Думать иначе может только тот, кто допускает, что сам мог бы так поступить". Таким образом, как свидетельствует А. Г. Найман, "АННА АХМАТОВА" - когда речь идет о поэтических переводах - это коллективный псевдоним шести, возможно, семи переводчиков, одним из которых была сама Анна Ахматова. В издательском мире переводы за этой подписью всегда котировались весьма высоко, и нет никакого желания выяснять, кто именно стоит за каким стихотворением. В любом случае переводы эти - явление значительное. Однако отписывать по ведомству соавторов подряд всего Леопарди или Тагора мы пока повременим.
Как записала в феврале 1964 года Л.К. Чуковская, Ахматова называла переводы "весьма трудоемкой формой безделия". Ее переводы 50-х годов, прежде всего книга корейских шестистиший, судя по всему, выполнены "без соавторов", о более поздних сказать это с полной уверенностью сложнее. По косвенным данным, в начале 1965 года Ахматова была приглашена к работе над древнеегипетской лирикой; в т.н. "записной книжке "№20" есть запись в две строчки (очевидно, от начала апреля 1965 года": "В понедельник вечером звонит С.С. Наровчатов. Юля приносит египтян от младотурка". Для построннего глаза набор слов, но на самом деле тут все ясно: именно с предисловием Наровчатова впервые были опубликованы 29 мая 1965 года (накануне отъезда Ахматовой в Лондон) переложения Ахматовой из древнеегипетской поэзии в "Литературной газете". "Юля" - Юлия Моисеевна Нейман, "младотурок" - Алев Шакирович Ибрагимов, работавший в Восточной редакции издательства "Художественная литература", оба - поэты-переводчики. В 20- числах мая Л.К. Чуковская записала: "Египтян уже сдала. Ждет денег. - Египтяне восхитительны. Самая ранняя из известных нам поэзий мира: две тысячи лет до Рождества Христова" (курсив мой, слова принадлежат Ахматовой - Е.В.). Т.н. "Записная книжка" № 21 Ахматовой содержит сотни строк древнеегипетской лирики, причем при сравнении с позднее опубликованными текстами видно, что это - черновики. Так что по меньшей мере как первооткрывательница этой древнейшей, наряду с шумерской, поэзии Ахматова-переводчица в русской литературе безусловна. Переводы Веры Потаповой, переводившей древних египтян одновременно с Ахматовой, тоже хороши, но Потапова принадлежала школе Маршака, Ахматова же - только самой себе.


АНОНИМЫ

(Древний Египет, ХХ - XVII в.в. до н.э.)

ПРОСЛАВЛЕНИЕ ПИСЦОВ

Мудрые писцы
Времен преемников самих богов,
Предрекавшие будущее,
Их имена сохранятся навеки.
Они ушли, завершив свое время,
Позабыты все их близкие.

Они не строили себе пирамид из меди
И надгробий из бронзы.
Не оставили после себя наследников,
Детей, сохранивших их имена.
Но они оставили свое наследство в писаниях,
В поучениях, сделанных ими.

Писания становились их жрецами,
А палетка для письма - их сыном.
Их пирамиды - книги поучений,
Их дети - тростниковое перо,
Их супруга - поверхность камня.
И большие и малые -
Все их дети,
Потому что писец - их глава.

Построены были двери и дома, но они разрушились,
Жрецы заупокойных служб исчезли,
Их памятники покрылись грязью,
Гробницы их забыты.
Но имена их произносят, читая эти книги,
Написанные, пока они жили,
И память о том, кто написал их,
Вечна.

Стань писцом, заключи это в своем сердце,
Чтобы имя твое стало таким же.
Книга лучше расписного надгробья
И прочной стены.
Написанное в книге возводит дома и пирамиды в сердцах тех,
Кто повторяет имена писцов,
Чтобы на устах была истина.
Человек угасает, тело его становится прахом,
Все близкие его исчезают с земли,
Но писания заставляют вспоминать его
Устами тех, кто передает это в уста других.
Книга нужнее построенного дома,
Лучше гробниц на Западе,
Лучше роскошного дворца,
Лучше памятника в храме.

Есть ли где-нибудь кто-то, подобный Джедефрогу?
Есть ли кто-то, подобный Имхотепу?
Нет среди нас такого, как Нефри
И Хетти, первого из всех.
Я напомню тебе имя Птахемджути
И Хахеперра-сенеба.

Есть ли кто-нибудь, подобный Птахотепу
Или Каресу?
Мудрецы, предрекавшие будущее, -
Вышло так, как говорили их уста.
Это написано в их книгах,
Это существует в виде изречения.
Их наследники - дети разных людей,
Как будто все они - их собственные дети.

Они скрыли свое волшебство от людей,
Но их читают в наставлениях.
Они ушли,
Имена их исчезли вместе с ними,
Но писания заставляют
Вспомнить их.

ВОСХВАЛЕНИЕ НИЛА

1

Слава тебе, Хапи!
Ты пришел в эту землю,
Явился, чтоб оживить Египет.
Бег его таится, подобно мраку
Среди дня, когда слуги его воздают хвалу ему.
Он орошает поля, созданные Ра,
Чтобы дать жизнь каждой козе;
Он поит и пустыню и сушь, -
Ведь это его роса падает с неба;
Он любит землю,
Он правит Непра,
Он дарует процветание ремеслам Пта.

2

Владыка рыб, повелевающий им подниматься к порогам,
Нет птиц, кружащихся над теми,
Кто сеет зерно и сбирает полбу.
Когда же пальцы его пребывают в лени, а ноздри закупорены,
Нищают все люди.
Когда случается так, скудеет небо богов
И гибнут люди целыми народами.

3

Когда случается самое страшное, вся земля в бедствии,
Гибнут и большие и малые.
Но собираются в толпы люди при приближении его.
Когда Хнум сотворил его,
Когда появляется он - и земля ликует,
Всякая тварь радуется,
Каждый позвонок хохочет,
И все зубы обнажаются в смехе.

4

Приносящий пищу, богатый едою,
Творящий прекрасное.
Владыка силы, благоуханный,
Тот, кому радуются,
Кто родит траву стадам,
Кто сердцем помнит о жертвах богу,
Пребывающему под его покровительством,
Где бы ни был он: в преисподней, в небесах или на земле,
Он держит в своей власти Обе Земли,
Он наполняет житницы, и насыпает груды зерна,
И отдает добро беднякам.

5

Одаряющий деревья цветеньем,
Рождающий деревья в изобилье
Для всех, кто желает их видеть.
Строящий суда своей мощью,
Возлагающий на статуи белый венец
Без стараний каменотесов.
Незримый,
Он не держит слуг и сборщиков налогов.
Тайны сути его - непостижимы,
Никто не знает места, откуда он,
И, читая писания, не найти его пещеры.

6

Нет таких житниц, чтоб вместили твои дары,
Никому не надо повелевать твоим сердцем.
Тебе радуются юноши твои и дети твои.
Тебе воздают почести, как царю.
Законы при тебе непоколебимы.
Ты выходишь у Верхнего и у Нижнего Египта.
Каждый пьет очами воду твою.
Всем сердцем стремишься ты умножить прекрасное.

7

Когда о тебе возвещает глашатай,
Радость выходит наружу, каждое сердце веселится.
Крокодилы беременны, у Нейт начинаются роды.
Все твои десять богов Гелиополя - прекрасны.
Всходы на полях подобны излишкам чревоугодия.
Урожай делает людей сильными,
Одного насыщает, другого услаждает,
И нет между ними спора,
Готовящий дары кому-то, кого нет с ним рядом.
Люди ставят ему границы.

8

Все освещающий, выходящий из мрака,
Тучность стад своих,
Мощь, творящая все.
Нет среди живущих никого, кто бы не знал его.
Одаряющий людей, чтобы они выполняли его намерения,
Сердцем обращенный к работе на поле.
И вечером ласкающий свои поля.
Друг Пта,
Трудящийся с ним вместе,
Творец божественных писаний
И всего в Нижнем Египте.

9

Ты входишь с журчащей речью в середину земли,
Желанный, расстающийся с тайной.
Когда ты гневаешься, исчезает рыба,
Тогда ждут люди большой воды,
Тогда богатый подобен бедняку.
Тогда заметен всякий, идущий на поля с орудиями,
И нет друга, оставшегося ради друзей.
Нет тканей, чтобы одеться.
Нет украшений для детей из знатных семей.
Нет никого, ночью слышащего воду.
И нет в речах желанной прохлады.
Все люди умащивают кожу
На радости, что начинается половодье.

10

Утверждающий истину, которой алчут люди,
В изреченье: "Пребывай в готовности до тех пор,
Пока тебе ответят".
Тогда ответит о Ниле Великое Зеленое море.
Знатные следуют за бедняками,
Непра правит живущими,
Ему воздают хвалу боги.
Нет птиц, слетающихся из пустыни.
Руки твои помнят золото,
Когда льют серебро в формы.
Никто не ест лазурит,
Когда созревает зерно.

11

Для тебя звучит арфа,
Тебе рукоплещут,
Юноши твои и дети твои радуются тебе
И достойно воздают тебе, когда наступает урожай.
Когда приносит он ценности,
Земля украшается.
Суда его несут людям прибыль.
Он, дающий жизнь сердцам беременных,
Любящий бесконечные стада свои.

12

Когда вступаешь ты в город,
Торжествует владелец прекрасных вещей,
Бедняк говорит: "О, если бы был у меня лотос!"
Все на земле едино.
Все травы отданы детям его.
Если же вкушающие пищу забывают его
Довольство покидает дома
И земля впадает в бедствие.

13

Когда прибываешь ты, о Хапи,
Тебе приносят жертвы,
Приводят быков на закланье,
Откармливают птиц для тебя,
Ловят для тебя львов в пустыне,
Дарят тебе прекрасные вещи.
И так же, как приносят жертвы Хапи,
Приносят их каждому богу:
Небесные благовония, быки, скот,
Птицы, огонь.
Хапи прорыл пещеры в Фивах,
Но имя его неизвестно в преисподней.

14

Взывают люди к богам
Из страха перед могуществом Владыки всего земного
Моля о процветании для обоих берегов.
Процветай же, процветай же, Хапи.
Процветай же,
Дарами полей
Оживляющий людей и скот.
Процветай же, процветай же, Хапи,
Процветай, процветай, ты, прекрасный дарами.

Доведено до конца благополучно в мире
Трудами писца обоих домов серебра Кагабу.

ТРИ ЖЕЛАНИЯ

1

О, торопись к Сестре,
Подобно посланцу,
Вестей которого в нетерпении ждет царь,
Потому что он желает узнать их как можно скорее.

Для него запряжены все упряжки,
Для него приготовлены лошади,
Всюду, где он находится, закладывают для него колесницы,
Он не должен отдыхать в дороге.

Кто достигает дома Сестры,
Сердце того начинает ликовать.

2

Ах, если бы ты примчался ко мне,
Как царский конь,
Выбранный из тысячи упряжек,
Украшение царских конюшен.
Его кормят отборным зерном,
Хозяин узнает его поступь;
Когда он слышит свист хлыста,
Его нельзя удержать.

Лучший возница
Не может обогнать его.
Сердце Сестры знает,
Когда он недалеко от нее.

3

Ах, если бы ты устремился к Сестре,
Подобно газели, мчащейся через пустыню, -
Ноги ее устали, тело ослабело,
Всю ее охватил страх.

Охотники гонятся за ней, собаки окружили ее,
Она не видна в облаке пыли,
Место отдыха - только помеха в ее бегстве,
А река стелется дорогой перед ней.

Пусть ты достигнешь ее обиталища
Быстрее, чем твою руку четырежды поцелуют.
Ты ищешь любви Сестры
Потому что Золотая так велела, друг мой.

ХВАЛА ЛЮБЯЩЕЙ СУПРУГЕ

Любимая мужем супруга, влекущая, сладостная любовью,
С чарующими устами и приятной речью.
Все, что исходило из ее губ, было подобно творению Истины.
Женщина превосходная, восхваляемая в своем городе,
Всякому протягивает она руку помощи,
Говорит хорошее и рассказывает то, что любят слышать,
Творит то, что нравится людям,
Уста ее не породили никакого зла.
Все любят ее, Ренпетнефрет.

К БОГИНЕ

О ты, шагающая так широко,
Сеющая смарагды, малахит и бирюзу, словно звезды,
Когда цветешь ты, цвету и я.
Цвету, подобно живому растению.

К УТРЕННЕМУ СОЛНЦУ

Золотая появляется на судне Солнца, -
        Ра любит ее.
Дневное судно могуче, -
        Ра любит ее.
Твоя сила достигает Средиземного моря, -
        Ра любит ее.
Ра вышел, чтоб узреть красоту ее, -
        Ра любит ее.

ПЕСНЬ СЕМИ ХАТХОР

        Мерные наши удары - для тебя,
        Мы пляшем для величества твоего,
        До высот неба
        Мы воздаем хвалу тебе.

        Ведь ты владычица скипетров,
        Владычица ожерелья и систра,
        Владычица музыки,
        Которая звучит для тебя.

Мы воздаем хвалу величеству твоему каждый день,
С вечера до той поры, когда заря встает над землей,
Мы ликуем пред ликом твоим, повелительница Дендера,
Мы чествуем тебя песнопеньями.