На главную страницу

СЕРГЕЙ АЛЫМОВ

1892, село Славгород Харьковской губ. — 1948, Москва

Учился в Харьковском коммерческом училище, курса не окончил. Летом 1911 года был сослал в Енисейскую губернию на «вечное поселение». Через несколько месяцев бежал в Китай. Побывал во многих странах (Япония, Корея, Австралия и т. д.) С 1917 года обосновался в Харбине, где «стал кумиром харбинской молодежи» (по воспоминаниям Ю. В. Крузенштерн-Петерец) благодаря сборнику «Киоск нежности» (Харбин, 1920), отмеченному влиянием эгофутуризма. Выпустил в Харбине еще несколько поэтических книг («Оклик мира», 1921, т.д.). В 1926 году переехал в СССР, где стал преуспевающим поэтом — «Вася-Василёк», «Хороши в саду цветочки»; еще не ушел в забвение текст песни «По долинам и по взгорьям»: увы, как раз этой песни Алымов не писал — в 1929 году он, составляя монтаж для Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной армии, включил в него «Партизанский гимн» П. С. Парфенова — но Парфенов вопрос об авторстве запутал. Текст стали приписывать Алымову. В 1934 в журнале «Красноармеец-краснофлотец» (№ 21) Парфенов рассказал историю создания «Партизанского гимна». Однако вопрос об авторстве остался тогда нерешенным, так как Парфенов в 1935 был репрессирован. В 1962 Верховный суд РСФСР подтвердил принадлежность песни Парфенову. Алымов хорошо знал английский язык, поэтому его часто назначали переводчиком к приезжавшим в СССР американским писателям; однако в тридцатые годы он прославился в Москве пьяными дебошами и от роли переводчика его отставили. Погиб Алымов в автодорожном происшествии. Посмертно было издано его «Избранное» (М., 1953). Поэтическими переводами занимался эпизодически, в харбинской газете «Рупор» за 1922 мы находим его подборку переложений из старинной японской поэзии.


УДАЙСЕ МИТИЦУНА-НО ХАХА

(937?-995)

* * *

Когда, тоскуя, проводишь ночи
И до рассвета, всегда одна,
Лежишь в постели и мерно в очи
Яд сладострастья сочит луна,
Вдруг ощущаешь, как долги ночи…

ИДЗУМИ-СИКИБУ

(ок. 976-ок. 1034)

* * *

Что мне делать?!. Что мне делать,
Если тот придет, что жду?!.
Снег потопчет,
Буйнотелый,
Он в моем саду.

УМАНО-НАЙСИ

(XI век)

* * *

Когда в стужу град барабанит
По упругим листьям бамбука,
Неотвязная мысль тиранит:
Одной спать
— Мука!..

РЁДЗЕН-ХОСИ

(ок. 1000-ок. 1065)

* * *

Одиноко… Грустно…
Где забыться… Где?!.
Покидаю дом —
Но всё те же сумерки везде,
Сумерки кругом.

САЙГЁ

(1118—1190)

* * *

У меня одно желанье,
У меня мечта одна:
Умереть, смеясь, под цветами
Весной,
Когда светит луна.

ИКЭНИСИ ГЭНСУЙ

(конец XVII века)

* * *

Собака воет ноктюрны кущ.
Нежилой дом.
Плющ…

БАСЁ

(1644—1694)

* * *

В светильнике масло иссякло давно…
Лежу в неуютной постели…
Луна озаряет окно.

КИКАКУ

(1661—1707)

* * *

Полность осенней луны…
На освещенной циновке
Тень от сосны.

ФУРАН

(XVIII век)

* * *

В вечер дождливый — беседа.
Капли стучат по зонту…
Кто-то приходит к соседу…

БУСОН

(1716—1783)

* * *

Холодно…
Слышно, как мыши
Ходят, стуча, по тарелке…

* * *

Светлый вечер томен, долог.
Там, где женский монастырь,
Уж повешен лунный полог.