На главную страницу

ВЕНЕДИКТ МАРТ

1896, Владивосток - 1937, Киев, репрессирован и расстрелян

Сын выдающегося дальневосточного краеведа, поэта и переводчика-япониста Николая Петровича Матвеева-Амурского, отец известного всем Ивана Елагина, дядя столь же известной Новеллы Матвеевой, был поэтом-футуристом, наркоманом, автором десятков книг, а также переводчиком древнекитайских поэтов. В частности, его книжка "Луна" (Харбин, 1922) частично из таких переводов и состоит, некоторые переводы мы воспроизводим ниже. Венедикт Март знал и японский язык; в его сборнике "Песенцы" (Владивосток, 1917) мы находим датированные 1914-м годом переводы из японских поэтов, в частности - переводы стихотворений возведенного на престол Японии т.н. "революцией Мэйдзи" (1865) императора - микадо Муцухито. Пока что нет возможности говорить о творчестве Марта в целом - не удается найти не только все его стихи, но даже свести воедино список изданных им книг. Жанр поэтического перевода в них играет важную роль. Именно за свою страсть к дальневосточной культуре Венедикт Март и поплатился: был арестован как японский шпион и исчез в недрах НКВД. Переводчик того самого императора, которому Россия проиграла войну в 1904 году, просто не мог выжить в СССР.


ВАН ВЭЙ

(701-761)

* * *

                     Бродят люди…
                     У кипарисов - падают цветы.
Чиста, безмолвна ночь -
Пустынны горы на весне.
                     Пугая горних птиц,
                     Восходит бледная луна…
И над срединой вешнего ручья
Несутся трели иногда!

* * *

В темном бамбуке
Одиноко прохожу…
                     Струны чуткие тревожа,
                     Звуки долгие тяну!..
Лес заброшенный густой…
Мне не встретить никого…
                     Из-за туч блеснет луна,
                     В промежутках - тьма.

ЛИ БО

(701-762)

ВТРОЕМ

Цветы сквозь сумрачную дрему
Девичьи-хрупко расточают
Вкруг ароматную юдоль…

Луна пустынную деревню
Прошла печальными лучами
И замечталась над прудом.

Кувшин вином наполнен старым…
Ах, я пирую сиротливо:
Нет сердцу радостных друзей;

Так что же, первую ударим,
Чтоб чарка в сердце перелилась
И просочилась в мозг костей.

Луна, нагнись и чарку дерни!..
Чтоб легче лазить по вершинам,
Отпей-ка, бледная Луна!..

Я зазываю так упорно -
Дразню заманчивым кувшином…
Но нет - куражится она.

…Мечтал я пьянствовать в компаньи.
И будет все-таки нас трое:
Луна, да я, да темь еще.

Коль пить Луна с высот не станет,
То тень как раз за мной повторит
Движенье всякое - точь-в-точь.

...............................
...............................
...............................

* * *

Над изголовьем
Блики луны…
                     Не иней ли то?! -
                     Блики - как иней!
Голову вскинул -
Лунные горы смотрю.
                     Поник головой:
                     Думать о древних
                     Моих городах…

ИМПЕРАТОР МУЦУХИТО

(1852-1912)

ЧАСЫ

Предо мной часы…
Время точно говорят,
Верен стрелки ход…

Так ли верен сердца взгляд,
Чувства правду ль говорят?!.

КАМЕНЬ ДРАГОЦЕННЫЙ

Камень драгоценный,
Чистый, неизменный
Ищет человек…

От трудов согбенный -
Отживает век!

МЕЧ

Истинный герой,
Меч свой верный сохрани!
Меч точил на бой

Годы долгие, - не дни.
Не срами свой меч - храни!

СЕРДЦЕ И ТРОСТНИК

Сердце человека, как тростник,
Быть прямым всегда должно -
Так природой суждено…

Есть кривой тростник - калека,
Так и сердце человека!..

ЁСАНО АКИКО

(1878-1942)

* * *

   Опустила я
Голову на руки. сон.
   Снится мне весна.
Кото лопнул струна
Порвался волосок.