На главную страницу

ЛЕВ ДЛИГАЧ

1904, Киев — 1949, Москва

Окончил в Киеве среднее учебное заведение и Мастерскую художественного слова в 1921 году. Его тридцатилетний творческий путь с первых дней и почти до последнего дня был неразрывно связан с газетами. Наиболее насыщенный период его творческой жизни — тридцатые и сороковые годы. Стихотворение «Посёлок» в книге Льва Длигача «Шестое чувство», написанное вскоре после смерти Эдуарда Багрицкого, наполнено столь сильным ощущением дружбы и терпкой горечью утраты, что даже отзвук голоса Багрицкого как будто слышится в нём. С 26 июня 1941 года Лев Длигач на действующем флоте. Полтора года провёл он в осаждённом Севастополе, работая в газете Черноморского флота «Красный черноморец». Лев Длигач на протяжении долгих лет работал с одарённой молодёжью. В разные годы заведовал отделами поэзии журналов «Новый мир» и «30 дней». Он с большой широтой и доброжелательностью печатал там стихи многих ныне известных поэтов. В 1949 году покончил с собой в состоянии крайней депрессии.


ВАГИФ МОЛЛА ПАНАХ

(ок. 1717 – 1797)

* * *

Ты мила, как луна, ты свою доброту принесла,
И свою правоту, и свою красоту принесла.
Блеск чарующих глаз, что горят на свету, принесла.
И восторг, чтоб заполнить сердец пустоту, принесла.

Разве мудрость природы не в нежности воплощена?
Как страшна и черна безграничной тоски глубина!
Я в разлуке с тобой ни покоя не ведал, ни сна,
Мною пролитых слез не вместило бы море без дна.
Ты свой голос, что смог одолеть глухоту, принесла.
Отдаю тебе сердце, как знак поклонения, в дар,
И глаза, где горит огонек изумления, - в дар.
Эту грудь, испытавшую вздох облегчения, - в дар.
Эти губы, что страстные шепчут моления, - в дар.
Ты бесценную радость и чувств полноту принесла.
Ты - явленье искусства, оно воплотилось в тебе.
И крылатые брови - как весть о счяастливой судьбе.
Взор надежду сулит и пленителен сам по себе.
Ты - сама доброта, ты со злом в постоянной борьбе.
И в награду друзьям ты свою прямоту принесла.
Не забудет звезды, что ему засияла, Вагиф.
Жил, бывало, в тоске, что глаза увлажняла, Вагиф.
Ведь за время разлуки поплакал немало Вагиф.
Стал бы жалким рабом, если б ты пожелала, Вагиф.
Ты мне свет, что легко победил темноту, принесла.



ИВАН ТАРБА

(1921-1994)

У МОГИЛЫ НЕИЗВЕСТНОГО

Кто здесь похоронен в суровой и мрачной могиле,
Среди молчаливых, повитых туманами скал?
Кого здесь товарищи в жесткую землю зарыли?
Кто встречи с врагами во имя Отчизны искал?

Быть может, последним он рухнул от вражеской пули.
Друзей пережив, он с гранатой пошел на врага.
Когда ж перед ним снеговые вершины блеснули,
Он в землю вцепился, на вечные глядя снега.

Он страстно прижался к скале обескровленным телом,
Но как его звали, наверно, не помнит скала.
Сквозь пламя и ветер к снегам ослепительно-белым
Его беззаветная верность народу вела.

Узнать бы хотелось героя безвестного имя.
Убить его славу и смерть не сумела сама.
Живет он с живыми, прославлен делами своими,
И я им горжусь, у могильного стоя холма.

Вовек не померкнет бессмертная слава солдата,
Она не померкнет, как сталь боевого клинка.
Пускай неизвестны ни возраст, ни имя, ни дата,
Но слава его до потомков дойдет сквозь века.

И песни о нем будут жить на Кавказе веками,
И я, как другие, с горячей любовью пою
О том, кто упал головой на обветренный камень,
Штыком или пулей сраженный в неравном бою.