На главную страницу

НИКОЛАЙ ЩЕГОЛЕВ

1910, ст. Иректэ, Маньчжурия – 1975, Свердловск (ныне – Екатеринбург)

Один из основных поэтов харбинской «Молодой Чураевки» – кружка молодых русских поэтов, функционировавшего в 1930-е годы в Харбине. По образованию пианист. В 1936 году переехал в Шанхай, в 1947 году «вернулся» в СССР; до самой смерти жил в Свердловске, практически отойдя от литературы; лишь перед самой смертью вернулся к поэзии, восстановил по памяти большинство прежних стихотворений, написал немного нового, но преждевременно умер. При жизни поэтической книги не выпустил. Лишь почти через 40 лет после его смерти была издана книга: Николай Щеголев. Победное отчаяние. М. «Водолей», Паралипоменон, 2014, – сюда вошло все разысканное поэтическое наследие Щеголева, а также образцы его прозы и литературной критики. До самого выхода этой книги не был известен читателям и опыт Щеголева в поэтическом переводе – переложение из Байрона, которое мы помещаем ниже. К сожалению, нет данных – был этот перевод выполнен в Китае или в СССР.


ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН

(1788–1824)

СТАНСЫ К АВГУСТЕ

Все померкло. Стремленья остыли,
И призванья звезда не блестит...
Люди мне ничего не простили, —
Твое щедрое сердце — простит.
Мое горе тебе не чужое:
Ты его разделила со мной...
Для меня с моей горькой душою
Ты — как образ любви неземной.

И когда мне смеется природа,
Тихим смехом твоей красоты,
Верю я, что сквозь горы и воды
Это мне улыбнулась мне, ты.
А когда разбушуется море,
И друзья предают так легко,
Я бесчувствен... Одно только горе –
То, что за морем ты — далеко.

Все разбито. Надежды уплыли,
И вся жизнь — как утеса куски...
Но не стану холопом бессилья,
Но не стану рабом тоски.
Пусть враги мою гибель приблизят,
Пусть все беды меня сокрушат,
Но меня не согнут, не унизят...
Я с тобой — без тебя ни на шаг!..

Не солжешь ты, как многие люди,
Не предашь, хоть и женщина — ты,
Не оставишь меня, не забудешь,
Испугавшись людской клеветы.
Не напрасно в тебя я поверил:
Не сбежишь ты, разлукой дразня,
Ни врагу не откроешь ты двери,
Не смолчишь, когда травят меня...

Впрочем, я даже не презираю
И травящих толпу не кляну, –
Сам свое безрассудство я знаю,
Сам свою понимаю вину.
Сам не знал я, как дорого эта
Обойдется вина. Но душа
Все тобою одною согрета,
Без тебя — никуда, ни на шаг!..

И плыву на обломке былого...
Все пропало. И только твое
Имя, с детства мне милое, снова
Я шепчу, и мы снова вдвоем.
И в песках возникает водица,
И в пустыне растет деревцо,
И щебечет заморская птица,
И прохладой мне плещет в лицо...