На главную страницу

РИТАЛИЙ ЗАСЛАВСКИЙ

(1928, Киев - 2004, Киев)

Из плеяды предвоенных поэтов киевлян, разделенных судьбой на три основных потока: первый попал в эмиграцию, второй погиб на фронте, третий после окончания войны попал в лагеря. Заславскому довелось принадлежать к “третьим”, выжить, вернуться в Киев, издать не один десяток оригинальных и переводных книжек – преимущественно для детей, лишь в последние годы к читателю находит дорогу его “серьезная” поэзия, – как водится, микроскопическими тиражами. Как большинство киевлян, киевлян же и переводит – в Киеве пишут на многих языках. Заславскому принадлежит еще одна заслуга: его стараниями были разысканы произведения многих киевлян, чье творчество казалось безвозвратно утраченным, – стихи и переводы Эмиля Люмкиса, к примеру; он же уговорил поэтессу Людмилу Титову (1921–1993) написать воспоминания о друге довоенной молодости Иване Матвееве, известном теперь как Иван Елагин, – эти мемуары с предисловием Заславского вышли в Киеве отдельной книгой (“Мне казалось, мы будем жить на свете вечно”) в 1995 году тиражом в 250 экземпляров.


ПАВЛО ТЫЧИНА

(1891-1967)

* * *

Твердила травка
Я только травка
А что могу я
Повсюду кровь

Твердил солнце
Смотри на солнце
От солнца в землю
Мильярды струн

Любой цветок в нем
Скала любая
Любая рана
Любая смерть

Одно отчалит
Плывет другое
А всё как море
Прибоя бой

ЛЕОНИД ПЕРВОМАЙСКИЙ

(1908-1973)

* * *

Выпьем же! Нынешней ночью
нам не уснуть всё равно.
Глухо снаряды грохочут,
смертное плещет вино.

Даль пролегла между нами –
чем же измерить ее?
Мыслями? Памятью? Снами?
Сны – лишь туман и вранье.

В мыслях немного отрады,
памяти тоже не жаль.
Пью за мелькнувшую радость,
зная, что близко печаль!

Видишь, как мало осталось:
чарка, не больше – на дне...
Всё, что жило, волновалось,
снова припомнилось мне.

Выпьем же... Всё, что пылало, –
перегорело, прошло,
на сердце пеплом упало,
камнем в душе залегло.

Выпьем! Сразимся с судьбою!
Жалко, что мало вина...
То, что мы пили с тобою,
выпить нам нужно до дна.

ОСЕНЬ

Опять земля в осенних метках,
Синеет небо за окном,
И белки прыгают по веткам
Веселым рыжим огоньком.

А утром травы побелеют,
Покроет изморозь дворы,
И запылают вдоль аллеи
Печальной осени костры...

Плывет знакомый терпкий запах,
И, с мыслями твоими схож,
Висит дымок на хвойных лапах,
Всё затуманивая сплошь.

И тишине – такой безмерной –
Ты вдруг поверишь навсегда.
Она прозрачна и, наверно,
Чиста, как чистая вода.

И пьешь ее, как из колодца,
И растворит в себе она
Всё то, что в сердце всколыхнется,
Когда всю ночь лежишь без сна.

И только утром вспомнишь что-то
И примешь, словно дар судьбы,
Березку в платье с позолотой
И в медных панцирях дубы.

ВЛАДИМИР ПИДПАЛЫЙ

(1936-1973)

ЭТЮД

Лежит усталая земля
и дынями и солнцем пахнет.
И путь проносится, пыля,
и подорожник тихо чахнет.

Летает ветер в ячмене,
то здесь, то там... Мелькнул – и нету.
Пылая, в степь въезжает лето
на необъезженном коне.
4], Fri, 08 Oct 2004 00:00:36 GMT -->