На главную страницу

ВЛАДИМИР ДЕРЖАВИН

1908-1975

Начинал как поэт, издал при покровительстве Горького единственный сборник своих стихов, но потом с головой ушел в перевод, притом преимущественно в перевод эпосов: вдвоем с А. Кочетковым сделал переложение эстонского “Калевипоэга", к примеру; советские отзывы о творчестве В. Державина полны восклицательных знаков: "В этой своеобразной поэтической симфонии девять песен, насчитывающих более тридцати шести тысяч стихотворных строк!" Это – слова о последней работе Державина, о переводе якутского эпоса “Олонхо”. Перевести такой объем – конечно, подвиг. Но и прочесть его – тоже подвиг. Державин переводил также персидскую классику, в частности суфийские притчи Руми (то немногое, что вообще у Руми понятно европейцу). Как человек Державин был очень изолирован от коллег по цеху.


АФЗАЛАДДИН ХАКАНИ

(1121 – 1199)

* * *

Сердце мое как челнок, а любовь – океан.
Слушай, любимая! Эти слова – не обман.
Я, словно молнией, нашей разлукой спален,
Ранен, как саблей. И я умираю от ран.
Сжалься! Ты видишь – под бурею гибнет мой мир,
Тонет корабль мой, ветрила сорвал ураган!
Волн бушевание лишь по колена тебе,
Я же кипящим смерчем с головой обуян.
Кто же соперники у Хакани? Ведь они
Даже стоять у моих недостойны стремян!

* * *

Твои стрелы пернатые – в сердце моем,
Мне от них никаким не закрыться щитом.
Я вступил в обиталище чистой любви,
Я невольником стал, я расстался с умом.
И парю, словно птица, хотя и без крыл,
В этом воздухе пламенном, в мире твоем!
Я иду, и пути мне обратного нет.
И любовь моя схожа со смертным мостом.
Я томлюсь по тебе. Но не ведаешь ты,
Что печаль мою душу сжигает огнем.
О, прими Хакани! Он твой пленник и раб,
Ты одна у него в этом мире земном!

ДЖАЛОЛИДДИН РУМИ

(1207 – 1273)

О ТОМ, КАК СТАРИК ЖАЛОВАЛСЯ ВРАЧУ НА СВОИ БОЛЕЗНИ

Старик сказал врачу: “Я заболел!
Слезотеченье... Насморк одолел”.
“От старости твои насморк”, – врач сказал.
Старик ему: “Я плохо видеть стал”.
“От старости, почтенный человек,
И слабость глаз, и покрасненье век”.
Старик: “Болит и ноет вся спина!”
А врач: “И в этом старости вина”.
Старик: “Мне в пользу не идет еда”.
А врач: “От старости твоя беда”.
Старик: “Я кашляю, дышу с трудом”.
А врач: “Повинна старость в том и в том.
Ведь если старость в гости к нам придет,
В подарок сто болезней принесет”.
“Ах ты, дурак! – сказал старик врачу. –
Я у тебя лечиться не хочу!
Чему тебя учили, о глупец?
Лекарствами сумел бы врач-мудрец
Помочь в недомогании любом,
А ты – осел, оставшийся ослом!..”
А врач: “И раздражительность твоя –
От старости, тебе ручаюсь я!”

СПОР МУСУЛЬМАНИНА С ОГНЕПОКЛОННИКОМ

Огнепоклоннику сказал имам:
“Почтенный, вам пора принять ислам!”
А тот: “Приму, когда захочет бог,
Чтоб истину уразуметь я мог”.
“Святой аллах, – имам прервал его, –
Желает избавленья твоего;
Но завладел душой твоей шайтан:
Ты духом тьмы и злобы обуян”.
А тот ему: “По слабости моей,
Я следую за теми, кто сильней.
С сильнейшим я сражаться не берусь,
Без спора победителю сдаюсь
Когда б аллах спасти меня хотел,
Что ж он душой моей не завладел?”

СПОР ГРАММАТИКА С КОРМЧИМ

Однажды на корабль грамматик сел ученый,
И кормчего спросил сей муж самовлюбленный:
“Читал ты синтаксис!” “Нет”, – кормчий отвечал.
“Полжизни жил ты зря!” – ученый муж сказал.
Обижен тяжело был кормчий тот достойный,
Но только промолчал и вид хранил спокойный.
Тут ветер налетел, как горы, волны взрыл,
И кормчий бледного грамматика спросил:
“Учился плавать ты?” Тот в трепете великом
Сказал: “Нет, о мудрец совета, добрый ликом!”
“Увы, ученый муж! – промолвил мореход, –
Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет!

О ТОМ, КАК ШАХ ТЕРМЕЗА ПОЛУЧИЛ “МАТ” ОТ ШУТА

Шах в шахматы с шутом своим играл,
“Мат” получил и гневом запылал.
Взяв горсть фигур, шута он по лбу хвать.
“Вот “шах” тебе! Вот – “мат”! Учись играть!
Ферзем куда не надо – не ходи”.
А шут: “Сдаюсь, владыка, пощади!”
Шах молвил: “Снова партию начнем”.
А шут дрожал, как голый под дождем.
Сыграли быстро. Шаху снова “мат”.
Шут подхватил заплатанный халат;
Под шесть тяжелых, толстых одеял
Забился, притаился и молчал.
“Эй, где ты там?” – шах закричал в сердцах.
А шут ему: “О справедливый шах,
Чтоб перед шахом правду говорить,
Надежно надо голову прикрыть.
“Мат” получил ты от меня опять.
Теперь твой ход – и мне несдобровать”.
4], Thu, 07 Oct 2004 23:58:28 GMT -->