На главную страницу

ТАТЬЯНА ФРАДКИНА

1941-1987

Переводила с немецкого, в основном Рильке – и неудачно. Составитель этой антологии неоднократно самолично "резал" переводы Фрадкиной, не пускал их в печать. Однажды Фрадкина пришла ко мне в ЦДЛ на семинар, и я понял, что за всю жизнь никто не дал себе труда объяснить ей – "как надо" и "как не надо". Объяснил, заказал на пробу первую работу – жившую в США немецкую поэтессу Эльзу Корте для готовившейся тогда антологии "Лира семи городов". Фрадкина сдала работу, и она была напечатана, но уже в черной рамке: осенью 1987 года Фрадкина умерла от укуса энцефалитного клеща.


ЭЛЬЗА КОРНИС

(1889-1974)

СТРЕКОЗА

Из глубины комода дышит старость,
Смеряя взглядом опыт прежних лет.
Ей не понять пыл мотылька и ярость
Лететь, сгорая, на горячий свет.
Весь день она, как стрекоза, стрекочет,
Чуть монотонно, может быть, звеня.
По-бабьи что-то всё поведать хочет,
И чует сердце: с нею мы – родня.

Как не назвать ей землю щедрым домом,
Где зло невзгод, но близко всё и вся:
Пастух и стадо на лугу знакомом,
Простая речь, и, в воздухе вися,
Стрекочет мирно теплая певучесть,
И страха нет, и места нет хандре...
Земной напев. К чему иная участь?
Конец работам. Вечер на дворе.

О чем поешь чуть слышно у корыта,
Стрекозка, погружаясь в забытье?
Быть может, песню про златое жито,
Про урожай гречихи и жнивье,
Про нежность яблок на ветвях корявых,
Как рожь роняет зерна в тишине,
О том, как ты, звеня в высоких травах,
Мечтой стесняешь больно сердце мне.

Ты помнишь, тучи плыли над покосом:
Открытый луг, снопы и сеновал;
Как дождь ударил по серпам и косам
И первый наземь мертвый лист упал,
Как войско туч на вороных умчало,
И хлынул ветер, и сестер унес...
Пой о себе, и с самого начала,
Хор пережившая других стрекоз.

Тем вороным не отыскать дороги
И в дом родной наш больше не войти.
Ах, пой и плачь! Пусть вечер на пороге,
Пой о своем единственном пути;
Как, восходя на жизненные кручи,
Поет и плачет каждый на свой лад, –
Ты ничего не сберегла "на случай" –
Есть только песня, небо, этот сад.

Есть материнство солнца в мгле осенней,
Покой фруктовых рощ и сладкий сок;
Ты только пой! Пусть простенькое пенье
Еще одной истории итог.
Пусть пахнут вкусною мукой стрекозы;
Им расскажи, как жадно на заре
Здесь колокольчики глотали росы...
Конец трудам. Наш вечер на дворе.