На главную страницу

АЛЕКСАНДР ЩУПЛОВ

1949, Москва - 2006, Москва

Издал при советской власти и позже едва ли не десяток собственных поэтических сборников. Количество книг, переведенных с подстрочника, учету не поддается, однако оно меньше, чем у обычного советского поэта, переводившего "на потоке": Щуплов работал в издательстве. Затем ушел в любимый российскими читателями еженедельник "Книжное обозрение", где работал до самой смерти. Если что и переводил всерьез, то стихи друзей-сверстников; образцы такого рода и помещаем ниже.


ГИНТАРАС ПАТАЦКАС

(р. 1950)

ПРОСТИ

1

Прости меня, пока я верю дню
и зелень ивы – вместо освещенья.
Нуждавшийся в предании огню,
нуждается сейчас в твоем прощенье.

Покамест ветер, не желая спать,
с раскрытой книгой, как дитя, резвится:
привыкший волны к берегу сгонять,
сгоняет к оглавлению страницы.

Прости – пока туман идет с реки
и паровозик ерзает уныло.
Пока твои глаза и взмах руки
пришли на смену всем законам мира.

Прости меня, пока я позабыл,
где середина чувств и где – предел их –
и что могу к душе, сбивая пыл,
для совершенства шестерню приделать.

2

Прости меня за ветреность и жалость,
за смех, в котором горе залежалось,
за грим спокойной речи, то есть ложь.
...А кровь горит, как будто в ней смешалась
земля с огнем: где что – не разберешь!

Прости за чувства, взятые из сказки,
за самые банальные развязки,
за голос, отключенный в черный час,
за комнаты, которые не помнят
молчанье разговора. Память комнат
живет в открытых форточках и в нас.

Прости за сон, в котором я смеялся,
под кленом независимо слонялся,
забыв, как мальчуган, что испокон –
превыше всех свобод для шатий-братий
есть братство поцелуя и объятий,
и в этом – суть! Прости меня за сон.

Прости за вечность. Стали золотыми
минуты и мгновенья между ними...
Порою нам, ушедшим в фальшь на треть,
необходима смелость – стать слепыми,
чтоб, разглядев себя в себе, прозреть!