На главную страницу

АНДРЕЙ ГОЛОВ

р. 1954, Москва - 2008

Поэт и профессиональный переводчик английской и немецкой литературы. Кроме нескольких книг собственных стихотворений опубликовал довольно много немецких эпиграмм, преимущественно XVIII века, – переводил также неславянскую поэзию волжских народов. Наибольшую известность Голову принес выполненный им первый русский перевод романа Льюиса Кэрролла “Сильвия и Бруно” – балладу из него мы помещаем ниже.



ЛЬЮИС КЭРРОЛЛ

(1832–1898)

ПИТ И ПОЛ

"Ах, бедный Пит! Он мне как брат:
Ведь с ним давно уж дружим мы.
И хоть и сам я не богат,
Я всё же дам ему взаймы.
Так редки в скаредный наш век
Добро и преданность друзьям.
Но я, как добрый человек,
ЕМУ ПОЛСОТНИ ФУНТОВ ДАМ!"

Как рад был Пит, когда узнал,
Что добрый Пол душой широк!
Как аккуратно написал
Расписку, что вернет всё в срок! .
Давай с тобой без суеты
Мы договор составим наш.
Не надо мелочиться! Ты
Шестого мая долг отдашь."

– Но на дворе уже апрель! –
Вздохнул печально бедный Пит.
– Всего каких-то пять недель,
А время быстро пролетит!
Дай мне хоть годик, чтоб я мог
Разжиться, не считая дни!..
– Нет, я менять не стану срок:
Шестого мая долг верни.

– Ну, что же! – Пит вздохнул опять
Давай мне деньги, да и в путь:
Хочу компанию создать,
Чтоб капитал тебе вернуть.
– Ты, старина, меня прости, –
Пол отвечает. – Мой совет:
Недельку-две уж подожди:
Пока свободных денег нет!

Так день за днем бедняга Пит
Ходил к нему, кляня беду,
Но Пол всё так же говорит:
– Я сам их со дня на день жду.
Ну, вот и кончился апрель,
Но всё таким же был ответ,
Хоть пролетело пять недель:
"Пока свободных денег нет!"

Пришло шестое... Строгий Пол
С юристом к Питу постучал...
Расписку положив на стол,
Проговорил он: – Срок настал.
Пит вздрогнул, бросившись в тоске
Рвать волосы на голове,
И скоро на гнилой доске
Уже лежало пряди две.

Юрист, храня почтенный вид,
Стоит, незыблем, как закон.
И хоть слеза в глазах блестит,
В руке расписку держит он.
Но скоро он набрался сил:
– Закон не шутит! Посему, –
Решительно он заявил, –
Плати, не то пойдем в тюрьму!

– Как жаль мне, – Пол проговорил, –
Что этот горький день настал!
– Ах, Пит, ну что ты натворил!
Ведь Крезом всё равно не стал!
Хоть кудри все ты вырвешь прочь –
Что проку в этом? Ну-ка, глянь!
Слезами горю не помочь:
Одумайся и перестань!

– А что могу поделать я:
Душа скорбит! – сказал бедняк. –
За что ты обобрал меня?
Друзья не поступают так!
Платить долги – не спорю я –
Мы все обязаны сполна:
Но всё ж коммерция твоя
Бесчеловечна и грешна.

Мне чужд тот благородства пыл,
Что в некоторых я нашел!
(Пол скромно глазки опустил,
Задумчиво уставясь в пол.)
Коль заплачу полста монет –
Мне с голоду лежать в гробу.
– Ну, Пит, мужайся! – Пол в ответ. –
Держись, не сетуй на судьбу!"

– Ты сыт, доволен и богат,
И всюду ждет тебя почет.
И твой цирюльник, говорят,
Тебе почасту кудри вьет.
Но благородства, как ушей,
Тебе, приятель, не видать:
Путь Чести прост и прям, ей-ей,
Но трудно по нему шагать!

– Да, жив пока, – ответил Пит, –
И всяким прочим не под стать,
Но парикмахер не спешит
Мне бакенбарды завивать.
Нет, я, приятель, не богат:
Уходит всё по пустякам...
А раздобыть теперь деньжат
Ужасно трудно, знаешь сам!

– Плати же, только и всего!
Верни мне долг, бедняга Пит!
Что мне за дело до того,
Что вдрызг тебя он разорит?
Я тоже разорюсь, терпя
Из благородства! Посему,
За опоздание С ТЕБЯ
Я, ДРУГ, ПРОЦЕНТОВ НЕ ВОЗЬМУ!

– Какая милость! – Пит вскричал, –
Продам булавку я свою,
Рояль, на коем я играл,
Парик воскресный и – свинью!
Вещей он продал без числа
И из одежды кой-чего,
Со вздохом видя, что дела
Идут всё хуже у него...

Недели мчались, год прошел;
Пит исхудал как от чумы
И вот однажды крикнул: – Пол!
Ты обещал мне дать взаймы!"
– Дам как смогу я! – тот в ответ. –
Деньгами поделюсь с тобой.
Ах, Пит, тебя счастливей нет!
О как завиден жребий твой!

– А я, как видишь, толст и сыт,
Но это всё – напрасный труд!
Ах, где мой прежний аппетит
И радость, что к столу зовут!
А ты как мальчик строен, брат,
И у тебя изящный вид!
Звонят к обеду – ты и рад,
Не жалуясь на аппетит!"

Пит отвечал: – Да, знаю сам,
Что счастлива судьба моя:
Но я готов отдать друзьям
Всё, чем богат безмерно я!
То, что зовешь ты "аппетит",
На самом деле голод злой,
Когда ж еды и вкус забыт,
Звонок к столу звучит тоской!

В моих лохмотьях грач и тот
Не согласится щеголять:
А пятифунтовый банкнот
Вдохнул бы жизнь в меня опять!"
Пол отвечал: – Ну, ты даешь!
Меня аж оторопь берет!
Боюсь, ты сам не сознаёшь
Тебе дарованных щедрот!

Тебе обжорство не грозит
И живописен твой наряд,
А твой затылок не болит,
Что воры украдут твой клад.
Блюсти Довольство бытием
Непросто нам между людьми –
А в положении твоём
Удобней это, чёрт возьми!"

А Пит в ответ: – Моей судьбе
С твоей равняться не дано,
Но всё ж я нахожу в тебе
Несоответствие одно.
Уж сколько лет мне денег дать
Ты обещаешь, лишь дразня:
А сам с распиской подождать
Теперь не хочешь ты и дня!"

– Хоть от бумаг одна беда,
Без них не обойтись, ей-ей!
И с документами всегда
Я пунктуален хоть убей!
Платить долги иль получать –
Я, право, это не пойму,
Но каждый вправе сам решать,
Когда удобнее ему!

Однажды бедный Пит сидел
И корку, как всегда, глодал.
Приятель Пол к нему влетел
И руку дружески пожал.
– Да, плохи у тебя дела, –
Заметил он. – Теперь опять
Могу сказать, пора пришла
На дверь юристу указать!

Ты, верно, помнишь, как в твой дом
Пришла беда, вошла нужда.
Смеялся люд над бедняком,
А я, о Пит мой, никогда.
Когда ж ты руки опустил,
Отчаявшись в земной борьбе,
Поверь, что я, по мере сил,
Питал симпатию к тебе!

Прими ж совет из первых рук,
Что дышит мудростью веков:
За всё будь благодарен, друг,
И не страдай от пустяков.
Я следовал ему во всех
Своих делах, но – промолчу,
Поскольку похвальба есть грех,
А я хвалиться не хочу.

Смотри, как много наросло
Процентов мне за доброту!
Апреля первое число...
Я с детства заповеди чту!
Полсотни фунтов! Погоди!
И хоть мошна почти пуста,
Но сердце есть в моей груди:
Я ДАМ ТЕБЕ ЕЩЕ ПОЛСТА!"

– Нет! – молвил Пит. – Из глаз его
Катились слезы в три ручья. –
Никто бы дара твоего
Не оценил бы так, как я.
Но я уже к дарам твоим
Давно привык за столько лет
И мне воспользоваться им
Ужасно неудобно. Нет!"
], Fri, 08 Oct 2004 00:04:41 GMT -->