На главную страницу

ДАНИЭЛЬ КЛУГЕР

р. 1951, Симферополь

Окончил Симферопольский университет, по образованию физик. Много лет проработал в медицине (клиническая дозиметрия). Автор нескольких изобретений. Печатается с 1979 года. В 1989—1993 годах возглавлял крымский филиал издательства «Текст». В 1991 году в том же издательстве выпустил книгу стихотворений «Молчаливый гость». Поэт-бард, композитор, хотя прежде всего — писатель-фантаст и автор детективов (более десятка книг). В Израиле с 1994 года, продолжает работать как журналист. В 2007 году удостоен звания лауреата премии «Олива Иерусалима» за поэтический цикл «Еврейские баллады». Как поэт-переводчик выступил недавно. Помещаемые баллады написаны Вийоном на жаргоне кокийяров (воровском арго XV века; таковых сохранилось одиннадцать). Баллады эти уже известны в России; Клугер «синтезировал» для них никогда не существовавший, но теоретически возможный жаргон.


ФРАНСУА ВИЙОН

(1431 — после 1463)

БАЛЛАДА I

Парьяж — для деловых, конечно, рай.
Рыжья полно, и фраер смотрит томно.
Но мусоров, признаться, — через край,
И потому втыкать по ширме стремно.
Подломишь карася — в шалман с навара,
А там — вино и хавка на столе.
Но утром лишь очнешься от угара,
Шнифты протрешь — а ты уже в петле!

И чтобы в ад не унеслась душа,
И чтоб не ждать, пока вас раскорячат —
Сухих не потрошите, кореша,
Когда за ними мусора маячат.
А если все же довелось нарваться —
Перо под ребра — и бревно в котле.
В кенты со шмором нечего играться,
Чтобы потом не скалиться в петле!

А ежели вас все же повязали —
Не стоит им горбатого лепить.
Наколете вы мусора едва ли,
И он едва ли будет вас любить.
Он чует все, и он задаст вам жару.
Ты, брат, в дерьме, а он сейчас в седле.
Так сдай ему наводчика и шмару,
А то — им слам, а ты висишь в петле!

И ты, пахан, не ведьма на метле,
С хозяина имел четыре срока,
Тебе, ей-Богу, ни с какого бока
Жмура играть и дергаться в петле!

БАЛЛАДА III

Пора на дело,
Втыкаем смело,
Каков расклад — таков кураж.
Молчит сегодня
Старуха-сводня —
Сегодня наш Париж-Парьяж.
С марухой черною марьяж
Кому-то светит,
Кого-то метит.
И воротарь впадает в раж,
Подставит ножку старый пень,
А там — от черной цапли тень!

Хватает голи,
Что и без соли,
Готова враз тебя сожрать.
Когда б запели,
Кого нагрели,
Да захотели поприжать —
Хоть вой — а некуда бежать.
Костяшка стерта,
Поставь на черта:
Не все ж ему над нами ржать.
Меняй на коготь свой кистень,
Шесток! От черной цапли тень!

А если свяжет,
Пустышкой ляжет
И ты подумаешь — хана!
И непонятки
Сыграют в прятки,
И заплатить решишь сполна,
Так что ж: завей шмирью вьюна,
Слепи горбуху
Скриви старуху
И наведи на крикуна.
А сам рванул — и за плетень:
Йордак… От черной цапли тень…

Пахан, захочешь —
Перо заточишь,
Так не бросай на полпути
И не крути,
Не то, с башкою набекрень,
Тебе — от черной цапли тень.

БАЛЛАДА IV

Когда втираешь ты на две шестерки
Иль коготь ставишь против белеша.
Не выбирай усохшего в подпорки —
Не в сизый цвет глядит его душа.
Сегодня кош, а завтра — шмор наколет,
И запоет сухой навеселе.
Потом шмирье шалманы переполет,
И ты законопатишься в котле.

На деле нет ни кореша, ни брата.
Оставь ему на пальцы дикий мед.
Шнифты промажь, не подогнет лопата,
Заначь собачку, зубы — и вперед!
Волков поставь по кругу, не ломайся,
Лопату и мозоль прижми к стреле.
Прорежет свист — не ерзай, отрывайся,
А то законопатишься в котле.

Себя вини, коль мусора умяли.
Слам подломил — завейся, но сорвись!
Тебе вчера не в хипеш нарекали —
Качаться на ветвях не торопись.
И ежели гулять на воле хочешь,
Ты засветло запляшешь по золе.
Арнак отдашь и шкуру не замочишь,
А то законопатишься в котле.

Пахан, когда сидишь на короле,
Сухому ухо не дари в наколку,
Иначе и в рыжье не будет толку,
И ты законопатишься в котле.