На главную страницу

АРКАДИЙ ЗАСТЫРЕЦ

р. 1959, Свердловск (ныне Екатеринбург)

Родился в семье артистов. Окончил философский факультет Уральского университета (1981). Преподавал историю и обществоведение в средней школе (1981-1988); с 1988 корреспондент, с 1991 главный редактор газеты Уральского отделения РАН "Наука Урала". Автор книг: Пентаграммы. Екатеринбург, 1993; Волшебник, Отшельник и Шут. Стихи и переводы. Екатеринбург, 1996; Deus ex machina. Опыты в стихах и прозе. Екатеринбург, 1998; Я просто Пушкин. Екатеринбург, 1999. Переводил с французского и старофранцузского произведения маркиза де Сада (Екатеринбург, 1987) и Ф. Вийона (Екатеринбург, 1994), сказки Дж. Р. Р. Толкина. Живет в Екатеринбурге. Несмотря на недостаточную (и необходимую у Вийона) точность рифм в работе Аркадия Застырца, надо признать, что она стала первым постсоветским шагом к новому русскому Вийону, Вийону XXI века.


ФРАНСУА ВИЙОН

(1431 - после 1463)

БАЛЛАДА НА СТАРОФРАНЦУЗСКОМ

Бо даже праведный святитель
Под омофором в стихаре,
В епитрахили или в свите,
Что черта гнул на алтаре,
За горло взяв - и тот помре
Не хуже служки. Смерть подкосит -
И всяк извечится в поре:
Всех прахом по ветру уносит.

Будь Византии то правитель
О позлащенном кулаке,
Иль доброй Франции властитель
С державой сильною в руке:
Для Бога близ и вдалеке,
Повсюду храмы он возносит -
А днесь вознесся налегке.
Всех прахом по ветру уносит.

Будь то Гренобля повелитель
Со всем умом, во всей красе;
Дижон, Сален и Доль возьмите -
Сеньор, наследник, вся и все,
Герольды, стольники и те,
Что на турнирах меч подносят,
Уж не в питье сильны - в гнилье!
Всех прахом по ветру уносит.

Цари подвержены судьбе,
Как все - их чаянья не спросит
Господь и заберет к себе.
Всех прахом по ветру уносит.

БАЛЛАДА ДЛЯ ЕГО ПОДРУЖКИ

Фальшивая краса - дрянной товар,
Рисуется, обманывая взор,
А до любви дойдет - какой кошмар!
Не легче ли зубами грызть топор?
Сведет с ума, как ни был ты хитер,
Убийственная лживость женских чар.
Ах, отмени жестокий приговор,
Чтоб загасить в душе моей пожар.

Мог сердцу я найти другой футляр,
А не стоять на месте до сих пор:
Решился бы - развеялся б угар!
Теперь бегу, но бегство - мой позор.
Аз грешный гибну! Караул! Разор!
Так значит, всё? Без боя пал школяр?
Иль отзовется жалость на укор,
Чтоб загасить в душе моей пожар?

В один прекрасный день остынет жар
И лепестки попадают, как сор.
Любиться старикам - какой навар?
Лишь юности в любви открыт простор.
Опомнись! Отзовись на уговор,
Не обращай ручей любовный в пар,
Пей на здоровье, что за разговор -
Чтоб загасить в душе моей пожар.

Амурный Принц, прервите наш раздор!
Хоть неучтиво - клянчить этот дар,
Но ради Бога, так решите спор,
Чтоб загасить в душе моей пожар!

БАЛЛАДА ТОЛСТУХИ МАРГО

За то, что даму сердца я имею,
Не прослыву пред вами подлецом?
Изысканная страсть владеет ею,
А я служу булатом и щитом.
Повалят гости - с ходу за вином,
Прикрыв тихонько двери, убегаю…
Часок-другой - и столик накрываю.
Сполна заплатят - говорю: "Пойдет!
Когда приспичит, мы вас обласкаем
В борделе, что приносит нам доход".

Но если денег нет, я свирепею,
Тогда с Марго бранимся не судом,
Глазам бы не глядеть на эту фею!
Все юбки соберу, свяжу узлом
И заору: "Расплатишься тряпьем!"
Она же руки в боки упирает
И, в-бога-мать-и-душу, обещает,
Что нынче этот номер не пройдет,
А я в ответ ей по носу врезаю
В борделе, что приносит нам доход.

Потом я отойду и разомлею,
Она пускает ветры на весь дом,
По ляжке бьет меня, обняв за шею,
Хохочет, понужает - и вдвоем
Мы после как убитые заснем.
Но за полночь по новой начинает
Моя Марго и на меня влезает:
Я под нее попал, как в переплет -
Все соки из меня повыжимает
В борделе, что приносит нам доход.

В лихие холода не голодает
И вслед за мной она стыда не знает.
Лукавый, верно, нас не различает:
Любой хорош - по крысе вышел кот.
Охотники до грязи - грязь хлебаем,
Но честности мы честно избегаем
В борделе, что приносит нам доход.

БАЛЛАДА ДОБРОГО СОВЕТА

Несчастные, лишенные рассудка,
Испорченные, злые существа,
Вам правду заменяет прибаутка,
Движенье чувств - пустая голова.
Вы действуете против естества,
Ища в итоге смерти и позора!
Как только ужас вам не выест взора
Пред тем, кто вас ведет за шагом шаг?
Вы ж видите, как гибнут без разбора,
Чтоб взять чужое этак или так.

Пусть истина вам будет как побудка:
Терпением в миру душа жива,
И трубный зов - не шутовская дудка,
Мир сей - нам испытание. Едва
Кто станет на тропинку воровства,
Пиши - пропал, ведь мудрость - не опора
Для татя, драчуна, убийцы, вора.
Кто с юности в таких делах мастак,
Жалеет горько… после приговора,
Что брал чужое этак или так.

Выискивать, принюхиваясь чутко,
Обманывать, заискивать сперва,
А там - с усмешкой, будто это шутка,
Изладить яд и ближнего права
Попрать… И что? Цена-то какова?
Так двинемся ж добру навстречу споро!
Нет терпеливей Господа сеньора,
А без него не справимся никак
И от того откажемся нескоро,
Чтоб взять чужое этак или так.

Вернем покой, зальем огонь раздора,
И стар, и млад, избавимся от спора:
Любить нам заповедовал не враг,
Любовь любых превыше ставить благ -
О том Апостол учит без укора.
Но мы грешим упорно ради вздора -
Чтоб взять чужое этак или так.

БАЛЛАДА ОТ ИМЕНИ ФОРТУНЫ

Нарек меня Фортуной люд ученый.
Ты ж, Франсуа, убийцею зовешь.
Оно понятно, парень ты прожженный -
И не таких не ставила я в грош:
В каменоломнях встретишь и вельмож.
Тебе ли ныть, чуток хлебнув позора?
Один такой ты, что ли? И коль скоро
Об этом речь, мужей великих многих
Легло как грязи на моей дороге.
Ты рядом с ними попросту смешон.
Так лучше уж помалкивай, убогий.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

Я испокон веков крушила троны.
Приам, к примеру, всем-то был хорош -
А не спасли ни стены, ни донжоны,
Ни армия, одни герои сплошь.
И с Ганнибалом - вынь мне да положь -
Свела я в Карфагене счеты споро,
И Сципиона - в прах без разговора,
И Цезаря в крови - сенату в ноги;
Помпею - смерть в Египте без подмоги,
Ясону - шторм: ко дну пошел Ясон.
Весь Рим сожгла - огнем горели тоги.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

И Александр, отвагой упоенный,
Что к звездам рвался так, что не уймешь,
Отравлен враз Фортуной непреклонной.
Царь Альфазар был на него похож -
Его в бою в погибельную дрожь
Я ввергла. Я не ведаю разбора,
Мне дела нет до вашего укора.
Юдифь вошла - не вызвала тревоги -
И Олоферн убит как скот безрогий.
Авессалом бежал. И что же? Он
Застрял в ветвях едва ль не на пороге.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

Так внемли, Франсуа, урокам строгим:
В моих делах нужды мне нет и в Боге,
А значит, всяк бессудно обречен -
И ты, и остальные недотроги.
Послушайся меня, смирись, Вийон!